Приют для бездомных животных


Информация о ведущей >>>

Заметки по кинофильму «Юленька»

кинофильм "Юленька"В центре картины – взаимоотношения и взаимные фантазии двух главных персонажей – 10-летней девочки Юли и учителя Андрея Белова. Белов приплывает в оторванный от остального мира городок, где находится женская гимназия. В гимназии все учителя – женщины, таким образом, новый учитель попадает в абсолютно «женский мир». Да и дома у него – две женщины – гражданская жена Лера и ее 10-летняя дочь Настя. Мужские персонажи в фильме будто вкраплены в эту, по сути, женскую среду. Они как бы обособлены от нее, инородны ей. Следователь, патологоанатом, врач-психиатр – они словно сторонние наблюдатели, которые, сохраняя внешнее разумное спокойствие, шестым чувством все-таки ощущают, что мир, с которым они имеют дело – чужд и опасен.

Можно провести параллель с мифом об Орфее, который спустился в Царство Аида за умершей Эвридикой, но совершил роковую ошибку. Так, Белов (кстати, специалист по античной культуре) приплывает в городок на лодке, пробираясь сквозь сумрак и туман, словно спускаясь в глубинный темный мир бессознательного. Плывет ли он в поисках призрачного женского образа? Висит ли и над ним угроза совершить всего одну, но роковую ошибку?

Давайте взглянем на природу антигероя - девочки Юли. Она – слишком быстро повзрослевшая личность, таящаяся в детском теле, обладающем той же привлекательной стройностью и гибкостью, что и у матери. Они с матерью очень похожи и составляют некое странное и таинственное единство, в которое трудно проникнуть постороннему, и которое в то же время так манит. Взгляды темных глаз матери и дочери, которые устремлены на Белова в день его прихода в школу, словно из другого мира – тайного и влекущего. Букет белых лилий, подаренный Юлей учителю – двойственный символ: чистота и непорочность – лишь одна сторона, другая же – дурманящий аромат, власть королевы, напоминание о воде, рядом с которой растут эти цветы.

Мать Юли носит облегающие платья до пола, у нее длинные светлые локоны, спадающие на плечи, огромные печальные глаза и нежная улыбка. Она грациозно изящна, она словно не ходит, а плавно скользит, ее движения полны соблазна. И главное, рядом с ней нет мужчины! Она сама по себе, и в то же время в ней будто угадывается огромная тоска по мужчине, и это притягивает, но и пугает. Белов тянется к ней и в тоже время боится «попасться в сети». Мать Юли подобна русалке – таинственной деве, поднявшейся на поверхность из непостижимых глубин, чтобы позвать, точнее, поманить к себе. И Белов придет на ее призыв, в ее квартиру, выкрашенную в голубой цвет. И, будто нырнув в воду, поддастся ее чарам. Аквариум с рыбкой в комнате Юли разбивается от неловкого движения, теперь на полу вода, а рыбка бьется, задыхаясь, и черная кошка крадется за своей добычей. Кто здесь хищник, а кто жертва?

Можно предположить, что хищник-мужчина набрасывается на женщину-жертву в сексуальном порыве, но в данном случае все намного запутанней. Мать Юли – это и женщина-рыба и женщина-кошка. Она – и приманка-жертва, которая в сговоре с более хитрым хищником. И этот дьявольский хищник, охотящийся на мужчин – девочка Юля. И это не первая ее охота. Первая жертва – художник, его одурманили наркотиком и утопили – это именно то, что случается с теми, кто отозвался на зов русалок и, потеряв голову, прыгнул к ним в надежде утолить свою жажду красоты и любви. Белов на одном из уроков говорил детям о том, что всегда есть ответственность за свои поступки, и вот он совершил тот поступок, который влечет за собой глобальные последствия. И, похоже, что внутри он понимает это, но пытается избежать ответственности, находя оправдания и как бы нивелируя значение своего «греха» («Мы взрослые люди, а между взрослыми людьми случается…»).

А еще Юленька устраивает так, чтобы к ним в русалки поступали «новички». Убитая ею девочка Соня не исчезает, а переходит в этот странный призрачный мир, где она будет являться новому учителю и манить его куда-то за собой, то ли предупреждая об опасности, то ли представляя собой эту самую опасность в виде безумия. Да и мать Сони – теперь тоже не человек, а некое мифическое существо, недоступное для общения и понимания. В конце фильма Юля сравнивает ее с собакой Баскервилей – орудием возмездия, но приходят на ум и другие ассоциации – собака Цербер, например, охранявшая вход в загробный мир. Можно сравнить мать Сони также с обезумевшей менадой, ведь по сюжету мифа именно менады убили Орфея, разорвав его на кусочки, мстя за то, что он отказался дарить свою любовь живым женщинам, предпочитая свою умершую Эвридику.

По сюжетной линии фильма – Юленька – опасное и аморальное существо, а Белов – жертва ее демонизма. Но давайте теперь посмотрим фильм «с изнанки». Давайте поразмыслим о сюжетных ходах фильма с той точки зрения, как если бы все происходящее было не объективной реальностью, а субъективным восприятием Белова, помесью его фантазий, желаний, сновидений и страхов. То есть, как будто образы фильма рассказывают нам о его внутреннем мире, который порой пересекается с реальностью, а порой искажает ее, придавая другой смысл. Как если бы мы в едином полотне видели и реальные события, и сны главного героя без обозначения, где кончается явь.

Есть пласт реальных обстоятельств жизни Белова: он живет с женщиной Лерой и ее 10-летней дочерью Настей. Настя воспринимает его как отца, не стесняясь, ходит перед ним неодетая, только в трусах и майке. Есть пласт переживаний героя, о котором мы можем только догадываться: возможно, это вызывает в нем эротическое волнение, которое необходимо подавлятьь. Он устраивается работать учителем в женскую гимназию, и теперь он классный руководитель для двух десятков десятилетних девочек («второй папа», перефразируя известное выражение для классных дам «вторая мама»). Как он чувствует себя в классе? Одна из девочек – Юля – очень отличается от остальных. Она ищет внимания нового учителя, она беседует с ним на равных. В свою очередь его внимание тоже обращено на нее, он выделяет ее из толпы девочек. Это напоминает объяснения Гумберта Гумберта из набоковской «Лолиты» о том, что маленькие нимфетки выделяются из толпы других девочек, в них есть нечто особенное. Похоже, главный герой испытывает сложные чувства к девочкам, замешанные на притяжении, интересе и в то же время страхе.

Дома Андрей говорит своей падчерице: «Дети не могут быть злыми. Это мы, взрослые чего-то не объяснили, недолюбили». Таким образом, он готов признать свою ответственность, а если сказать точнее – вину за происходящее. Так что же происходит?

Похоже, главный герой испытывает сложные чувства к девочкам, замешанные на влечении и страхе. Юля становится для Белова некой манией, вся его жизнь теперь вращается вокруг нее. Давайте посмотрим на сюжетные ходы фильма с точки зрения фантазий главного героя. Его восприятие Юли таково, что она представляет собой «взрослую женщину с интеллектом выше среднего, запертую в теле 10-ти летнего ребенка». Это как будто объясняет особую привлекательность Юли, а также частично искупает «греховность» чувств, которые она вызывает у Белова. Она устраивает пожар в его доме – но, может, символически это бушует пожар в его душе, уничтожающий все старые ценности. Белов фантазирует, что это не он пытается соблазнить девочку, а она его. И здесь эпизод, в котором Юля инсценирует сексуальные домогательства со стороны учителя, может быть «той самой правдой», на которую все закрывают глаза (и в первую очередь сам главный герой). То, что говорят Юлины одноклассницы о приставаниях учителя – может, это и есть настоящая правда? Но до тех пор, пока Белов фантазирует о Юле как об опасном феномене, он остается для самого себя «хорошим и порядочным», его самомнение не терпит разрушительного удара. Как он сам признается потом в предсмертной «записке» Лере: «Я боялся перестать быть героем в твоих глазах, да и в своих глазах тоже».

Белов фантазирует, что это Юля разрушает его жизнь, а не он своими желаниями (а может и действиями) разрушает ее жизнь. Юля не доживет до 18-ти лет – таков приговор врачей. Почему? Потому что Юля как объект его любви должна остаться ребенком . Он любит ее не как будущую женщину, он любит ее без возможности взросления. Как говорил Гумберт Гумберт: «Пусть играют они вечно, никогда не взрослея». В отличие от известных из истории случаев, когда влюбленный в девочку мужчина ждал, когда она достигнет брачного возраста, чтобы жениться на ней (как Грибоедов или Данте, например).

И самый финал фильма, вынесенный рефреном также и в самое начало: герой гибнет, лишаясь позвоночника. Почему? Устами Юли объяснен символизм происходящего. Она говорит: «Древние верили, что воля человека находится в хребте. Если его убрать, то человек станет покорным». Любовь к Юле делает Белова «бесхребетным», лишает его воли, он больше не способен сопротивляться своему влечению, он проиграл свою битву, сломлен внутри, его мораль больше не защищает его личность от разрушительной страсти.


Татьяна Панкова,
клинический психолог, психотерапевт
психоаналитического и юнгианского направлений.

ЗАДАТЬ ВОПРОС ВЕДУЩЕЙ:  Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Все выпуски рубрики "По ту сторону экрана" см. здесь  >>>

Комментарии  

#1 Одинокий носок 06.05.2013 22:39
Такие увлекательные статьи! Жаль, что их не так много, как хотелось бы... Пишите, пишите еще... :)
Цитировать

Добавить комментарий