Приют для бездомных животных


Информация о ведущей >>>

Заметки по кинофильму «Клетка» (The cell)

Путешествие во внутренний мир маньяка: расколотая личность.

кинофильм Клетка (The cell)

Сюжет фильма строится на фантастической идее о неком приспособлении, с помощью которого можно «проникать» в психику другого человека. В своем теле, со своим восприятием и сознанием оказываться внутри чужого психического мира. В этом фильме психика представлена в виде особого пространства, наполненного событиями и персонажами, отражающими душевные состояния и переживания. Как если бы один мог перенестись в сон другого. Такая задумка фильма позволяет нам видеть своими глазами, что творится в душе персонажа и как именно устроен его внутренний мир.

Молодая женщина Кэтрин – детский психиатр. Она работает со сложными случаями. Мальчик-пациент в коме (звучат диагнозы «шизофрения», «аутизм»), но Кэтрин пытается наладить с ним контакт. Устройство для «проникновения» позволяет ей «входить» в его мир, в его психику. Устройство: это стеклянная комната, в которой двух (или трех) участников процесса одевают в спецкостюмы, подвешивают на тросах, чтобы создать чувство парения и вводят в кровь препараты, позволяющие «состыковку» сознаний. Наблюдатели сидят за компьютерами снаружи комнаты. Лишние стимулы отфильтрованы. Ничто не должно мешать «контакту».

Это аналог психотерапевтической сессии: психотерапевт и клиент в замкнутом пространстве комнаты, отделенные от всех, сосредоточенные, лишенные посторонних стимулов, пытаются выстроить взаимодействие. В центре внимания – внутренний мир клиента. Внутренний мир психолога «за кадром». Психолог старается не раскрываться, чтобы не привносить лишние элементы в пространство психотерапии. Клиент же является «объектом пристального внимания и изучения» для обоих участников процесса – как для психолога, так и для самого себя. Тщательное изучение мира клиента имеет цель – сделать его более понятным, связным и осмысленным для клиента.

Так что психотерапия образно могла бы выглядеть именно так: психолог «входит» в мир клиента, «видит» его сны и фантазии, налаживает контакт с разными персонажами этого мира (частями личности), помогает им исследовать этот мир и изменить что-то в этом мире к лучшему. В то же время психолог не обладает возможностью самому изменять этот мир.

Работа Кэтрин с мальчиком Эдвардом тянется давно, прогресс по утверждению Кэтрин есть, но вот доказательств этого прогресса, видимых для родителей мальчика, нет! Родители прекращают психотерапию Эдварда. И это та сложность в работе, с которой часто встречаются детские психологи. Они видят изменения к лучшему во внутреннем мире своих маленьких клиентов, но родители хотят более ощутимых, «видимых» результатов: чтобы поведение, например, резко улучшилось, или повысилась успеваемость. А психолог понимает, как далек еще путь до таких «практических следствий». Родитель может размышлять подобно отцу Эдварда: сколько уже денег потрачено, сколько сил, все напрасно, ничего не изменится!

Но вот разворачивается цепь ужасных событий – действует маньяк, убивающий девушек. Убийства ритуализированы, имеют множество деталей, исполняют некий жуткий сценарий. И вот маньяк вычислен полицией, захвачен… Но… Маньяк впал в кому, навсегда, а очередная жертва пока жива, но местонахождение ее неизвестно. Как спасти новую жертву?

На этом этапе все в действиях Карла кажется странным, необъяснимым, нечеловеческим, даже дьявольским. Жертву (блондинку) он заманивал с помощью редкой собаки-альбиноса, помещал девушку в стеклянную клетку, за которой все время наблюдали видеокамеры, клетка постепенно заполнялась водой, жертва гибла, затем он проводил процедуры с ее телом, купая в отбеливателе. Потом подвешивал себя на крюках над трупом, мастурбировал. Одевал на труп ошейник и уже затем выбрасывал его в реку.

Чтобы спасти жертву в стеклянной клетке от неминуемой гибели, Кэтрин должна отправиться во внутренний мир Карла. Ей необходимо наладить контакт с этим чудовищем. Сначала она испытывает только отвращение и ненависть. Но детектив Новак помогает ей взглянуть на Карла как на человека, а не как на монстра. Он говорит: «Карлу нужно, чтобы его выслушали, поняли, он не находит сочувствия». Детектив также понимает, что маньяк хотел быть пойманным, оставляя им улики, хотел, чтобы его остановили, потому что сам он остановиться не мог. Маньяк предстает перед нами в новом свете: в его душе идет какой-то мучительный процесс, убийства не являются исключительно приносящими удовольствие.

Кэтрин готова войти в мир Карла. Они заперты в стеклянной комнате, которая подобна стеклянной клетке с жертвой, они подвешены на тросах, подобно цепям, на которые вешал себя Карл, их лица закрыты платками, как у мертвецов, их костюмы красного цвета, как будто с них содрана кожа, а не надета искусственная. И здесь начинается другая, внутренняя реальность. Реальность психики. Можно считать это началом психотерапевтической работы.

кино The cell

Кэтрин видит сцены из детства Карла. Крещение 6-летнего Карла в реке. Его погружают в воду, он напуган и теряет сознание, стоящие вокруг мужчины продолжают ритуал, не обращая на это внимания. Внешняя и внутренняя реальность расходятся. Никто не осознает истинных переживаний ребенка.

Внутренний мир Карла представляет собой пустые каменные пространства с нереально высокими лестницами вдоль стен. Маленький мальчик потерянно и испуганно бегает по этим катакомбам, прячется от Кэтрин. Так часто ребенок, живущий в душе взрослого клиента, и хочет и боится показаться на глаза психотерапевту. Он уязвим и потому недоверчив. Вот Кэтрин видит мальчика рядом с лошадью, он гладит гриву, но потом прячется. Кэтрин пытается наладить контакт и ей это удается, но тут же что-то ужасное нависает над ними. Опасность! Мальчик отталкивает Кэтрин, тем самым спасая ее от смерти. Ведь стеклянные ножи, падающие с потолка, расчленяют лошадь. Мальчик в ужасе убегает. В психотерапии Кэтрин удалось выйти на контакт с уязвимой детской частью души клиента, но это воспринимается клиентом как смертельная опасность, как для него, так и для самого терапевта. Тут же какие-то деструктивные силы психики «расчленяют» контакт.

Кэтрин входит в подвал (символизирующий самые глубокие и темные слои души). Там находятся несколько «аквариумов», стеклянных клеток с замутненными стеклами. Что же в них? Самые мрачные фантазии Карла. Внутри – человеческие тела, превращенные в кукол. Женщины-трупы, изощренно прикованные к механизмам, приводящим их в движение. Однообразные повторяющиеся движения, отсылающие нас к идеям возбуждения и сексуального акта, но лишенные всякой жизни. Механические куклы-шлюхи, жертвы чьего-то чудовищного насилия. Один из трупов – выбеленная связанная жертва в окружении традиционных ритуальных жертв, белых ягнят. Вот какие женские фигуры во внутреннем мире Карла: пугающие грязные шлюхи и полностью отбеленная от всякой грязи невинная жертва. Где же реальная живая женщина?

И вот появляется еще один причудливый персонаж: механически двигающийся атлет с женской грудью и светлой длинной косой. Мужчина, присвоивший себе все, что ему хотелось от женщины, и таким образом не нуждающийся больше в женщине. Этот персонаж нападает на Кэтрин, он слуга главного владетеля этого мира: Золотого Короля-Монстра. В терапии Карла происходят жуткие вещи. На борьбу с психотерапевтом поднимаются все возможные силы, против него ополчаются защитные монстры. Кэтрин оказывается в эпицентре мира Карла, она спиной чувствует приближение чего-то Ужасного и Смертельного. Она нажимает кнопку: «сеанс окончен, увидимся в следующий раз».

Клетка

Следующая встреча: мальчик начинает доверять Кэтрин, принимает от нее подарок-зеркальце, он готов сотрудничать. Он показывает Кэтрин содержание того насилия, которое он пережил (а в душе все еще продолжает переживать). Жестокий отец, избивающий его за любую провинность реальную или мнимую, отсутствие матери, вместо нее какая-то беспомощная, как неживая, женщина («шлюха» по словам отца).

Кэтрин пытается говорить со взрослым Карлом. Образы пугающи: Карл в резиновых перчатках сидит перед мертвой женщиной в ванне, достает у нее внутренности. Так Карл защищается от живого присутствия Кэтрин, которая все еще опасна для него, поскольку хочет разрушить его всемогущество и прикоснуться к страданиям. Карл испытывает иллюзию, будто он полностью владеет ситуацией, может по своему усмотрению распоряжаться другим человеком, владеть им как вещью, разбирать на части. И тем не менее, он способен говорить с Кэтрин, способен услышать ее слова. Она говорит: «То, что сделал твой отец ужасно. Он обращался с тобой как с вещью. Ни с кем нельзя так обращаться». Эти правдивые слова ранят Карла, поскольку возвращают его к невыносимым страданиям реальности. Карл говорит: «Он был сильнее меня», будто в этом вся разгадка. Кто сильнее, тот может делать все, и тот в безопасности. Следовательно, чтобы быть в безопасности, надо быть сильным и делать все, что угодно со слабыми. Тут же возникает демоническая фигура Короля, нападает на Кэтрин и надевает на нее ошейник.

The cell

Кэтрин «потерялась» в мире Карла. Она не может осознать нереальность происходящего с ней. На психотерапии страсти накалены до предела. Психотерапевт захвачена в плен в мире клиента. Она не может «выйти» из ситуации. Теперь она – вещь Короля. Король таким образом обезопасил себя, установив над ней всемогущий контроль. Мы видим Кэтрин в черно-красных тонах, в виде королевы-шлюхи-вещи на кровати. Завороженность и пустота в ее взгляде. Теперь ей самой нужна помощь.

кинофильм The cell

Детектив Новак сыграет для Кэтрин роль помощника психотерапевта (супервизора). Он отправится в мир Карла, чтобы отыскать Кэтрин и вернуть ее к сознанию. Детектив также обнаружит новые интересные подробности судьбы Карла. В мире Карла он увидит трех неподвижных женщин, сидящих на голой земле. Судя по всему, это образ настоящей матери Карла, пораженной каким-то психическим недугом. Они (она) говорят: «Ты видел его, моего маленького мальчика? Его отец забрал его! Я отдала его, и всего-то… это проклятие, у него нет души!» Остается непонятным, у кого нет души, по мнению матери, у отца Карла или у самого Карла. Кто проклят? Похоже, какая-то трагедия случилась и с самой матерью Карла. Почему она родила ребенка от такого монстра, каким представлен отец Карла, почему она отдала своего ребенка в жертву чудовищу, почему не защитила его? Считает ли она монстром и ребенка, рожденного от монстра-мужа? Дело ли тут в каком-то непонятном и редком диагнозе, который поставили Карлу? Или это отражение его «испорченности», «обреченности» в мыслях матери? Она выглядит бессильной перед проклятием и дьявольщиной. Она просто сидит с открытым от ужаса ртом, но никакого крика из него не вырывается.

Рубрика По ту сторону экрана - Клетка

Психологи, работающие с детьми, пережившими насилие, чаще всего видят именно такую картину: насилие происходит дома и осуществляется одним членом семьи при попустительстве или замалчивании всех остальных. Тиранический отец, избивающий или морально унижающий ребенка, не встречает никакого противодействия со стороны «бессильной» матери, закрывающей глаза на все (чаще всего также подвергающейся насилию со стороны мужа), либо даже оправдывающей такое поведение.

Детектив также подвергается нападению в мире Карла, оказывается связанным, парализованным, неспособным к действию. Золотой Король с садистическим удовольствием тянет из него кишки. То есть в психическом мире это происходит наглядно, но мы не должны забывать, что этот мир нереален! Единственное средство, доступное детективу – это Слово. Детектив обращается к Кэтрин: «Это нереально, ты должна проснуться!» Почему Кэтрин так затянуло в психотический мир Карла? Детектив говорит о трагедии, которую пережила сама Кэтрин (смерть ее брата). Кэтрин впадает в иллюзию, что Карл – это как бы ее потерянный брат, пока она в его мире, она может быть с ним рядом. Как только она вспомнит о том, что в реальности он мертв, она сможет «отсоединиться» от Карла, хотя это и заставляет ее плакать. Тогда к Кэтрин возвращается сознание, она видит, что Золотой Король – враг, и наносит ему удар.

Кэтрин удается снова установить контакт с мальчиком, он показывает ей место, где находится стеклянная клетка с водой, в которой плавает женщина. Снова появляется Золотой Король и похищает мальчика. Детективу удается установить связь между символами Карла в его мире и реальностью для того, чтобы найти и освободить настоящую жертву Карла-маньяка. Он разбивает стекло и вытаскивает девушку.

Теперь Кэтрин знает, как все работает в мире Карла. Есть травмированный маленький мальчик, пережитое им было настолько невыносимо, что в его личности совершился раскол. Оставаться самим собой в детстве было для Карла невозможным, слишком велика была нависающая над ним угроза постоянного насилия и отвержения. Чтобы выжить, его внутреннему миру пришлось сотворить Всемогущего Монстра. Монстр-Король, Бог и Дьявол в одном лице, Защитник и Мучитель – такая чудовищная конструкция, все ради защиты одного маленького мальчика, попавшего в безвыходную ситуацию. С тех пор как это произошло, Карл уже не был совсем один, уязвимый, униженный, слабый и избитый. С тех пор их стало двое: Малыш-Карл и Золотой Король-Бог, оберегающий малыша. С этим «Богом» жизнь стала возможной, хоть и бесконечно мучительной. Ведь «Бог» всемогущ и всеведущ в мире Карла, он знает все и управляет всем, малыш Карл не может теперь от него спрятаться. Он не может вырасти и не может вступать в контакт с другими людьми. Он может лишь бесконечно находиться в стеклянной клетке. С целью самосохранения, конечно. А Золотой Король тем временем берет себе всю власть по управлению личностью Карла, подчиняет себе весь его внутренний мир. И атакует любого, кто пытается поинтересоваться мальчиком Карлом. А заодно он атакует и самого мальчика с помощью ужасных видений, чудовищных ночных кошмаров, постоянных воспроизведений тех страданий, через которые пришлось пройти Карлу. Карл живет в мире непрекращающегося внутреннего насилия, хотя во внешней реальности он давно вырос и вышел из невыносимой ситуации.

Кэтрин больше не втянута в мир Карла. Но она по-прежнему испытывает сочувствие и сострадание к детской части души Карла. Она приглашает его в «свой мир», являясь в образе всеблагой Девы Марии, всепрощающей, принимающей все. Мальчик Карл, уставший и измученный пребыванием в своем мире, хотел бы остаться навсегда с Кэтрин. Но она говорит, что нельзя, и она ничего не может с этим поделать.

фильм Клетка

Карл рассказывает о детском переживании. Однажды он нашел раненую птицу, он ее прятал от отца, зная, что тот сделает что-то ужасное. Птица здесь символ его самого, его души, раненой, находящейся в смертельной опасности. И тогда он решил утопить птицу, чтобы спасти ее от мучений, которые ее неизбежно настигнут. Потому что когда ты контролируешь страдания, это все же лучше, чем неизвестность в преддверии страданий, не зависящих от тебя. Так что невинное существо, запертое в стеклянной клетке с водой – это способ спасения и защиты.

Раскрыта тайна маньяка: девушка-блондинка – это его собственная душа, запертая ради ее спасения от угрозы, более ужасной, чем сама смерть.

Но нет выхода для Карла. Мальчика Карла везде преследует Золотой Бог, от которого нельзя избавиться, потому что это неотделимая часть личности Карла.

кинофильм Клетка

Когда удары наносятся Монстру, мальчик также оказывается смертельно ранен. Единственный способ освободиться от травмы и ее последствий: это позволить умереть как Золотому Монстру, так и травмированному внутреннему ребенку. Только после этого возможно жить дальше. После осознания, прощения и прощания.

кино Клетка

А было ли убийство девушек в действительности? Или здесь всего одна жертва насилия? Может, чудовищные вещи творятся снова и снова всего в одной душе? Что может удержать бывшую жертву насилия от того, чтобы воспроизводить настоящую травму в реальном мире, с реальными другими людьми (своими детьми)?


Татьяна Панкова,
клинический психолог, психотерапевт
психоаналитического и юнгианского направлений.

ЗАДАТЬ ВОПРОС ВЕДУЩЕЙ:  Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Все выпуски рубрики "По ту сторону экрана" см. здесь  >>>

Добавить комментарий