Приют для бездомных животных


В этой статье я не касаюсь больших психотических депрессий, встречающихся в рамках маниакально-депрессивного психоза, в отношении которых не исключается действие наследственных биогенетических факторов.

Но помимо маниакально-депрессивного психоза, с его всегда наблюдаемыми симптомами заторможенности (движений, мыслей, речи), существует симптоматика, которую можно назвать и для менее тяжелых видов депрессий «родовой»: на первый план часто выходит чувство собственной малоценности, выражающееся идеями недостойности, стыда, вины за настоящие или прошлые, часто воображаемые «проступки» или «ошибки». Эти самообвинения свидетельствуют о глубоких изменениях процессов мышления и могут доходить до уровня бреда (при психотических депрессиях) и приводить к суицидам. Но что означает это самоуничижение, эта утрата самоуважения , определяющая само явление депрессии? Откуда эта ненависть, направленная на самого себя?

На сегодняшний день более или менее адекватные попытки понимания причин депрессии предпринимал лишь психоанализ. Однако, как среди обывателей, так и среди специалистов существует ряд стойко укоренившихся предрассудков и иллюзий в отношении депрессии:

1.Психиатрия и нейронауки (науки о мозге – нейрофизиология, нейробиология, нейрогенетика) не имеют удовлетворительных объяснений причин возникновения депрессий.

Это касается и других психических заболеваний - если полистать МКБ-10, то обнаруживается, что этиология почти всех психических заболеваний либо «неизвестна», либо «многофакторна» (смысл тот же). С точки зрения нейронаук вся психическая деятельность, а значит и любая патология в этой области, сводится к четкой «научной» игре синапсов и нейротрансмиттеров. Лекарственная терапия, которую эти науки развивают, направлена лишь на то, чтобы снять симптомы заболевания. «Успех» такой терапии, как и долговременность результата ничтожны. В сущности, лекарственная терапия стала заменой «мер стеснения», применяемых к больным до ее открытия, и потому метко прозвана «химической смирительной рубашкой».

2. «Реактивность» депрессии. Многие специалисты (что уж тут говорить об обывательских представлениях) всерьез полагают, что у депрессии есть непосредственные и явные причины - эмоциональные, социальные, экономические, а потому придуманы и названия различным видам депрессий (сезонная, послеродовая и т.п.), предлагаются довольно смешные и бессмысленные способы справиться с депрессией. На самом деле, если такие депрессии и бывают, то крайне редко.

Психоаналитики тоже считают, что любая депрессия является в своем основании «реактивной», но смысл, который они вкладывают в это понятие совсем иной. Из психоаналитической практики известно, что депрессивность и депрессия не просто случаются (как реакция на какие-то события), но развиваются на уже подготовленной и благоприятствующей почве. К депрессии нужно иметь предрасположенность или определенную личностную организацию.

3. Скорбь (горевание) часто превращают в «депрессию».

На самом деле это разные процессы, более того, в депрессии оказываются люди, которые не в состоянии пережить скорбь. Почему так? Пережить скорбь или отгоревать – это значит проститься со всеми желаниями и надеждами, которые связывают нас с утраченным (при утрате кого-то из значимых близких основной этап горевания обычно занимает 40 дней, если затягивается этот процесс, то говорят о депрессии). Можно сказать, что за это время человек забирает назад свою любовь от ушедшего и затем, отгоревав, может «вкладывать» (инвестировать) свою любовь в отношения с другими людьми.

Человеку с депрессивной предрасположенностью это сделать сложно, поскольку он не может расстаться со своей первой любовью или первичным объектом – матерью. К тому же, он об этом еще и не знает, поскольку сами желания, приковывающие его к матери, вытеснены в бессознательное (такая непонятная тоска и печаль с детства…).

Взрослеть (это значит отделиться от матери, то есть разлюбить и отпустить ее, пережить горе по несбыточным желаниям к ней) в этом случае тоже затруднительно. Но, если не расстался с прежней любовью, то с любой новой любовью отношения не заладятся. Влюбляться может и получится, а вот устанавливать глубокие и длительные отношения – будет невозможно. В этом же причина треугольных отношений (здесь сами треугольные отношения часто нужны, чтобы избежать депрессии), об этом же снято немало замечательных фильмов (мамины сыновья-холостяки в фильмах «Берегись автомобиля», «Ирония судьбы», «Доживем до понедельника» или отношения дочери с мамой в фильме Михаэля Ханеке «Пианистка»).

4. Иметь или быть.

«У него ведь есть все, чтобы быть счастливым! Что же его печалит?» - часто поражаются специалисты тому, что «счастье иметь» что-либо (отношения, власть, богатства, привлекательную внешность и т.д.) не является эффективным средством от депрессии. Для депрессивного человека важнее другое, более основополагающее ощущение - право и счастье быть, иметь свое «Я», свою Самость. Он страдает от ощущения «нехватки бытия».

5. Реальное несчастье улучшает самочувствие депрессивного человека.

Это не предрассудок, а широко известное, но непонятное наблюдение. Реально обрушившиеся на человека трудности и болезненные утраты приводят к его загадочному «выздоровлению». Эту странную загадку психоанализ объясняет очень просто: бессознательная мазохистическая потребность в наказании у депрессивных пациентов естественным образом удовлетворяется реальным несчастьем. Понятно, что это несчастье бессознательно пациент сам может и провоцировать, чтобы справиться с мучительным ощущением «без вины виноватого», ведь наказанный уже может не бояться наказания (хотя бы какое-то время).

Сверчков М.Б., психоаналитический психотерапевт.

Статья опубликована на сайте www.psycall.org

Добавить комментарий