Я расскажу о моей мастерской на одной из психодраматических конференций в Москве. Она была посвящена работе с субличностями в символическом пространстве внутреннего мира. И, как это часто случается при работе с субличностями, эта работа оказалась работой с травмой.

Субличность - это психологическое образование, подобное живым существам. Внутри личности может быть множество субличностей. Каждая субличность имеет собственные мотивы, чувства, привычки и мнения, способ поведения, образ себя. Это как бы личность в миниатюре. Они формируются в ответ на различные обстоятельства нашей жизни. Среди них могут быть персонажи разбойника и домохозяйки, тирана и мыслителя, Бабы Яги и проститутки. Все они как-то относятся друг к другу и не всегда мирно сосуществуют.

Психодраматическую работу должна была предварять релаксация. Работа с субличностями - это символдрама, в которой не всегда прослеживается однозначная и четкая связь с текущей реальностью нашего суетного существования. Я не раз убеждалась, что она идет только при создании особых условий, которые как будто останавливают время и дают возможность неспешно и аккуратно заглянуть внутрь себя. Поэтому я собиралась вести группу через разогревы как можно дольше и спокойнее.

И первым шагом к этому была просьба отключить мобильные телефоны. На мой взгляд, полное отключение мобильного телефона для современного человека - это мгновенный способ перехода в измененное состояние сознания, в другую, «вне зоны доступа», реальность. Также при этом я получила подтверждение, что все присутствующие пришли именно ко мне и согласны за мною идти (а это было очень важно, так как нам предстояла направленная релаксация, а она срабатывает, только если участники согласны следовать за образами, задаваемыми ведущим).

Потом было еще несколько разогревов с целью подготовки к направленной релаксации. Мы брались за руки, закрывали глаза и выполняли по кругу задание (надо было назвать одну либо свою субличность, либо любой образ, пришедший в голову, а все участники должны были себя представить в этой роли). Интересно было потом в шеринге услышать, какие образы у кого вызвали отклик, а какими вообще не удалось себя представить. Затруднения в преимущественно женской аудитории вызывали мужские образы, называемые мужчинами.
Когда я сама училась работать с образами, меня удивляло, как это легко получалось у профессора Рейнальдо Переса Ловелле «увести» клиента в путешествие по внутреннему миру. В последний год жизни он разрабатывал теорию о связи психического здоровья с беспрепятственностью локомоции по внутреннему миру (2001, 2003 г). Так вот, при всей его внешней и внутренней мягкости, он был авторитарен в отношении ряда представлений. Это сочетание позволяло ему легко переводить клиентов в измененное состояние сознания. Этого же я пыталась добиться и от группы.

Еще один разогрев, обычный для психодраматической группы - подарить виртуальный подарок соседу по кругу. Особая модификация в данном случае была следующей: подари не то, что тебе хочется, а то, что, как тебе кажется, сейчас необходимо и придется по вкусу «одаряемому». У этого разогрева был особый смысл. Дело в том, что при знакомстве с субличностями один из основных приемов взаимодействия - подружиться, сделать подарок. А так как в кругу все люди и подарки «на виду» и на слуху, то это был своеобразный тренинг, подготавливающий к дальнейшей работе.

После этого я собиралась предупредить, что теперь, наконец, будет обещанная релаксация, и продлится она 15 минут и т.д. для того, чтобы снять тревогу, которая порой возникает у некоторых участников, когда им кажется, что мы слишком долго «выпадаем из реальности». Это, естественно, происходит оттого, что субъективно время в релаксации движется медленно. Но тут я почувствовала энергетику группы, накопленный для работы ресурс и поняла, что предупреждения излишни.

Технически релаксация состояла из трех блоков - собственно вхождение, затем базовый образ поляны, далее образ дома, из которого и надо было звать обитателей, суть субличностей (В. Стюарт, 1998, Р. Ассаджиоли, 1994). Бывает так, что из дома никто не выходит. В группе это иногда приводит к тяжелым переживаниям участника: почему у меня не получилось? На этой мастерской человек, к которому никто из дома не вышел, был очень символично выбран в дальнейшем на роль самого Дома.

Большинство участников с энтузиазмом занимались в тройках обсуждением увиденного и пережитого. На мой взгляд, тройки психотерапевтов - чрезвычайно действенный элемент терапии «здесь и сейчас». Мелкие проблемы разрешаются мгновенно благодаря организованности, склонности к глубокой рефлексии и развитой эмпатии; значительные вырисовываются четко (а если это еще и психодраматисты, то зрелищно). Возможно, дело еще и в символике - когда тебя слушают два человека, то их подсознательно воспринимаешь как пару родителей. И тогда взаимодействие наполняется особым смыслом.

После общего шеринга были сделаны заявки на работу со своими темами. В конечном счете были проделаны две работы. Обе касались прояснения непонятных фигур, увиденных в релаксации.

Первая работа неожиданно оказалась очень болезненной. Она потребовала такой щепетильности, что до конца групп никто из участников даже не произнес слова, обозначавшего то событие, которое переживал протагонист. И хотя мы договаривались только добраться до понимания того, что же было увидено, я решила на этом не останавливаться и предложила что-то сделать еще. Мы перестроили сцену события так, как это захотелось протагонисту. И, хоть и нельзя было поменять результат произошедшего, человек смог занять по отношению к нему другую, более адекватную и комфортную позицию. П После драмы был очень эмоционально насыщенный и долгий поддерживающий обмен эмоциональными переживаниями. Напряжение понемногу улеглось, сил осталось не очень много, а впереди была как минимум еще одна индивидуальная работа.

Надо отметить, что часто из «внутреннего дома» при работе с образами появляются родственники или архетипические фигуры, и они не кажутся непонятными. Зато реалистичные образы кого-то незнакомого вызывают вопросы. Так произошло с образом раненого солдата. Это была вторая работа, ограничившаяся виньеткой (разыгрыванием единственной сцены).

Она лишний раз обнаружила некоторые особенности прохождения психодраматических техник после релаксации. Времени требуется меньше обычного - сцена в уме протагониста четкая и яркая. Задавание ролей идет легко, очень хороший контакт с персонажами. Очень быстро происходит «отгадывание» - что же это за персонаж или явление на самом деле. В индивидуальной работе это происходит так же, но с меньшей активностью. В группе все усиливается энергией участников, особенно исполняющих роли дополнительных «Я».

Оставшееся время мы потратили на групповую работу скорее с ролями, чем субличностями - каждый из роли некоторого персонажа в произвольном порядке искал себе собеседника, с которым ему есть о чем поговорить.

Единственное, что у меня всегда вызывает сожаление при кратковременной работе в формате презентации или конференции, это невозможность пойти в сценах дальше или глубже определенного уровня, хотя это и требуется протагонисту.

В конце группы, во время заключительной групповой работы и шеринга, мне было очень тепло, даже горячо. Очень радовали открытые высказывания участников и приятно было услышать об изменении предвзятого отношения к методу релаксации.

Наталья Владимировна Карягина, психодрама-терапевт, групп-аналитик.

Комментарии  

#1 Леонид 01.05.2011 19:08
Большое спасибо за статью. Всегда приятно, когда коллеге делятся опытом, причем таким емким. Больше всего зацепило именно то, что было не по правилам, то что было непонятным, незавершенным.
Цитировать

Добавить комментарий

© 2008 - 2018, Планета Психологии - психологическая помощь, помощь психолога, детский психолог,
консультации психолога онлайн, психологические центры, статьи по психологии.

При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна