Приют для бездомных животных


«Белая ворона» - не цвет, а состояние души. Белая ворона (другой, чужой) и т.д. – так часто называют людей, отличных от общей массы, это может быть непонятый гений или наоборот личность, отстающая в развитии, или же просто человек, которого не понимают, либо ему сложно соответствовать окружающему его миру.

Как часто в компании есть такой себе хороший парень или симпатичная девушка, которые явно не принадлежат к этой компании, хотя внешне это необъяснимо, а на эмоциональном уровне это чувствуют почти все, да вряд ли вообще есть компании, в которых они бы чувствовали себя «своими». Они - скорее наблюдатели «со стороны» некоего действа под названием «общение» или «дружба», даже любовные отношения для них – сложнейшая схема. Дело не в том, что общество не то или они какие-то не такие, просто их восприятие происходящего субъективно, внутреннее состояние такого человека – натянутая струна.

Странно, но такие люди не умеют приспосабливаться настолько, что любое их поведение интерпретируется окружающими специфически. Прикрепленный ярлык диктует отношение к человеку еще до того, как он что-то сказал. Так, например, «умение держать удар» в конфликте и играть в безразличие, больно и неприятно, но окружающие уверены, что ему попросту наплевать, на них и на их мнение. Эта способность могла развиться еще в детстве, когда дети, по какой-то причине, не хотели с ним играть, ребенок замыкался от обиды, а чтобы не показать чувств, «переворачивал» ситуацию, говоря, что ему никто не нужен и неинтересны подобные игры. С возрастом такую реакцию могут воспринимать по-разному: как высокомерие и отстраненность (отсюда отсутствие друзей), либо наоборот - скованность и напряжение, у многих одно присутствие настолько напряженного человека, вызывает дискомфорт. В любом случае, восприятие такой личности неадекватно его истинным желаниям.

Наигранность в отношениях, возникает из-за того, что такого человека принимают не за того, кто он есть, а за маску, которую он надел. Особо одаренные скрывают напряжение настолько умело, что начинают раздражать своей благополучностью в одиночестве, и никому и в голову не придет их жалеть. Жаль, что это лишь игра в жизнь – это глубоко одинокий человек, который даже не может принять, того, что у него есть, и чего нет.

Такое поведение – это препятствия, которые люди создают себе сами (Self-handicapping). Защита представления о самом себе выстраивается с помощью поведения, которым, при необходимости, можно оправдать неудачу. Таким образом, человек не достигает успеха, так как внутренне делает все для провала.

Личная самооценка и образ себя существенно влияют на выбор друзей и любимых. Люди склонны выбирать себе друзей и вступать в брак с теми, кто соответствует им не только по интеллектуальному уровню, но и по уровню привлекательности. Эксперименты это подтверждают как феномен «ровни». Решаясь к кому-нибудь подойти для знакомства и зная, что другой может ответить «да» или «нет», люди обычно подходят к тому, чья привлекательность примерно соответствует их собственной (Berscheid & others, 1971; Huston, 1973; Stroebe & others, 1971).

Существуют, конечно, еще и пары, чья внешность очень отличается – в таких случаях менее привлекательный человек, как правило, имеет качества, которые компенсируют его недостаточную внешнюю привлекательность. Таким образом, психологически эти партнеры уравновешивают друг друга.

Почему же люди воспринимают и любят одних и практически не видят других? Так или иначе, даже стремящийся к независимости человек все же идентифицируется с группой или окружением, к которому принадлежит ситуативно либо постоянно. Ведь у каждого бывает избирательность, когда знакомством с одним человеком гордишься, а факт каких-либо связей с другим индивидом не афишируется и даже скрывается.

Нам нравятся привлекательные люди, потому что, как правило, человек неосознанно ассоциирует себя с другим обладателем прекрасных черт, считая, что выигрывает в глазах окружающих.

Но когда люди знакомятся ближе, . Люди одного склада мышления всегда (внешностью личность не скроешь) будут притягивать друг друга, ведь тогда конфликты исчерпываются. Таким образом, можно предположить, что внешнее и внутреннее сходство людей как-то связаны. Возможно, мысли действительно отпечатываются на лице.
Если у других сходная точка зрения, личность чувствует себя вознагражденной, так как это – символ симпатии и принятия людьми. Более того, те, кто разделяет взгляды, помогают усилить их и развить.

Самая крепкая дружба возникает между людьми, которые взаимно восхищаются друг другом. Действительно, расположение одного человека к другому предполагает ответное расположение (Kenny & Nasby, 1980).

Например, на студенческой вечеринке девушка долго беседует с двумя молодыми парнями на самые разные темы: о политике, религии, личных симпатиях и антипатиях. Один из них соглашается с ней почти во всем, второй — лишь иногда. Позже девушка рассуждает: «Х по-настоящему умен. И он такой милый. Надеюсь, мы встретимся с ним снова». В подобных экспериментах Донн Берн (Donn Byrne, 1971) вновь и вновь обнаруживали, что чем ближе чьи-либо установки к нашим собственным, тем привлекательнее мы находим этого человека. И такое возникновение симпатии наблюдается не только у студентов колледжа, но и у детей, пожилых людей, представителей различных профессий и самых разных культур.

Безусловное принятие и хвала человеку формирует взаимное позитивное отношения.
Эллен Бершайд и ее коллеги (Berscheid & others, 1969) обнаружили, что студенты относились заметно лучше к тем из своих товарищей, кто отметил в них восемь положительных черт, чем к тем, кто назвал семь их положительных черт и одну отрицательную. Человек чувствителен к малейшим намекам на критическое отношение к собственной персоне. Поэтому так часто предпочитаем промолчать либо сделать ложный комплимент. Оцениваем ли мы себя сами, или нас оценивают другие, негативная информация имеет больший вес, потому что, будучи менее привычной, она привлекает к себе больше внимания (Yzerbit & Leyens, 1991).

Таким образом, личность буквально формирует отношения к себе окружающей среды своими реакциями и имиджем – если человек презентует свой образ Я, но в нем презентуемых качеств нет, его, естественно, не будут воспринимать желаемым образом и среда либо вытолкнет его, либо предоставит некую социальную роль.

Согласно Т. Парсонсу, социализация индивида осуществляется с помощью трех основных механизмов:

а) познавательные механизмы – открытость новому опыту, потребность в постоянной новой информации. В противном случае – стериотипизация и замыкание в себе;
б) защитные психические механизмы – с помощью которых принимаются решения в тех случаях, когда между потребностями личности возникают конфликты;
в) механизмы приспособления, которые тесно связаны с защитными механизмами.

Механизмы сублимируют те конфликты, которые связаны с внешними объектами. Такое приспособление приводит к интернализации элементов социального контроля подобно сверх-Я.
Таким образом, если каждый из этих механизмов функционирует, личность приобретает новый социально-психологический опыт и учится взаимодействовать с окружающими. В случае же нарушения одного из этих механизмов, процесс социализации усложняется, так как мышление становится более ригидным и человек начинает стеоритипизировать свое мышление, поведение и жизнь в целом, теряется способность к развитию: «Если так было значит так правильно и должно быть впредь».

Социально-психическая дезадаптированность личности в первую очередь выражается в неспособности реализации, и даже осознания собственных потребностей (внутриличностный конфликт). С другой стороны, личность, имеющая нарушения адаптации или полную дезадаптированность, не в состоянии эффективно взаимодействовать с окружающей средой, идти навстречу требованиям и ожиданиям, которые предъявляют к ней социальная среда, собственная социальная деятельность и роль. Одним из признаков социально-психической дезадаптированности личности является переживание ею длительных внутренних и внешних конфликтов, без изменений поведения и психических механизмов, необходимых для их разрешения.

Ситуация социальной депривации (отчуждения) начинается с вполне естественных жизненных ситуаций. Так, например работа – дом естественный привычный маршрут, каждый день одни и те же люди, беседы, действия и реакции, являются большей нагрузкой для психики, чем постоянные бесконечные изменения (безусловно, все субъективно). Но психика устроена таким образом, что постоянно нуждается в новой информации, впечатлениях и т.д. Если личность замыкается на алгоритме вроде «работа-дом» (существует масса других замкнутых систем, хобби, дети, и т.д.), вполне возможно, что через некоторое время личность будет испытывать эмоциональную, а затем и социальную депривацию, поскольку утрачивается навык свободного общения и, кроме того, окружающим, к сожалению, такой человек перестает быть интересен, да у него и времени для этого нет.

Психологическая защита позволяет хотя бы временно снять напряжение, а в конкретных переживаниях исказить смысл происходящего таким образом, чтобы не нанести ущерба представлениям о самом себе, как соответствии некоего идеала «это не я такой – это мир жесток».

Если в определенный момент возникает социально-психологическая депривация, организм, нуждающийся в общении, создает «собственную реальность» общаясь с собой. Некоторые люди способны обходиться без внешнего окружения за счет внутреннего социального общения (с самим собой в состоянии глубокой интроверсии), или, в отдельных случаях, за счет медитации, получают информацию извне. Но если такой отшельник попадет в современный мир с его социальными ролями и т.д. он просто не сможет понять, что происходит и чего от него ждут. В этом случае может наступить напряжение и как следствие – личностный кризис.

Личностный кризис — критический момент жизни человека, находящегося в ситуации, когда реализация жизненного замысла невозможна или кажется бессмысленной. Характерны серьезные внутренние противоречия между потребностями и невозможностью их удовлетворить. В преодолении личностного кризиса собственное «Я» и жизненный замысел могут сохраниться, но возможно и «перерождение» личности, обновление духовного мира человека, системы ценностей.
Личностный кризис может протекать по-разному:

  • с интеграцией ранее вытесняемого и отвергаемого опыта сознания Я-концепции с самим субъектом;
  • с усилением прежней Я-концепции, на которую не влияют объективная действительность и новый жизненный опыт;
  • с разрушением существовавшего представления о себе, что лишает человека способности действовать.

В заключении хочется сказать:

Даже если ситуации складываются против личности, следует помнить, что она сама сознательно или неосознанно провоцирует тот образ, каким ее видят.

Человек постоянно адаптируется к изменяющейся среде, делает выбор: «прыгнуть с парашютом» или остаться в собственной зоне комфорта. Это не значит, что нужно совершать безумные поступки, чтобы вырваться из психологического дискомфорта. Важно, что когда личность перестает оглядываться на рамки, соблюдать роли, искать опоры в прошлом опыте, она начинает действительно жить полной жизнью. Когда человек начинает слушать себя, ему становится понятно, нужно ли вообще пытаться стать частью системы или стоит просто жить в этой системе. Даже тяжелые «испытания» могут являться ступенькой развития личности.

Все относительно возможно – человек, однажды прибывший в социальной, эмоциональной депривации научится некоей мудрости тонким чувствованием не только социального климата, но и себя.

Эллина Карепова.

Добавить комментарий