Приют для бездомных животных


Утрата, смерть близкого  - самое худшее, что может случиться с человеком.  Огромное горе, тяжесть, которую нужно поднять и перенести через значительный отрезок времени. ПЕРЕ-НЕСТИ. ПЕРЕ-ЖИТЬ.  Или - оказаться раздавленным этим грузом до конца своих дней. Очевидно, что человек в этот период остро нуждается в профессиональной помощи. И так же очевидно, что задача психотерапевта здесь необычайно сложна. Причем на всех уровнях - на поведенческом - что делать, когда ничего не поделаешь? На когнитивном - как понять смерть? На эмоциональном - как сопереживать в том, что невыносимо? И главное - как все-таки помочь человеку, переболев утратой, вернуться в реальность живым и здоровым?

Психоанализ утраты

Зигмунд Фрейд : В чем же состоит работа, проделываемая печалью? ... исследование реальности показало, что любимого объекта больше не существует, и реальность подсказывает требование отнять все либидо, связанные с этим объектом.

То есть - РАССТАТЬСЯ с ним. И расстаться не только с ним, а с его любовью к тебе... И с твоей любовью к нему, наполняющей каждую его и твою клеточку, мысль, ощущение, действие.

Против этого поднимается вполне понятное сопротивление, - вообще нужно принять во внимание, что человек нелегко оставляет позиции либидо даже в том случае, когда ему предвидится замена. Это сопротивление может быть настолько сильным, что наступает отход от реальности и объект удерживается посредством галлюцинаторного психоза, воплощающего желание...

Этот этап переживания утраты называется стадией отрицания. Об утраченном объекте говорят - он/она все время со мной! Чувствуют его рядом с собой, разговаривают с ним, видят во сне каждую ночь.  Хранят его вещи на прежних местах, ждут встречи с ним... Потом постепенно, шаг за шагом, капля за каплей, реальность начинает проникать в душу скорбящего и он начинает прощаться с утраченным. Шаг за шагом - с каждым воспоминанием, каждым совместным действием, каждым мгновением времени, проведенным вместе.

Каждое из воспоминаний и ожиданий, в которых либидо было связано с объектом, приостанавливается, приобретает повышенную активную силу, и на нем совершается освобождение либидо. Очень трудно указать и экономически обосновать, почему эта компромиссная работа требования реальности, проведенная на всех этих отдельных воспоминаниях и ожиданиях, сопровождается такой исключительной душевной болью.

И это боль, от которой никуда не денешься - через нее надо пройти, ПЕРЕ-НЕСТИ. ПЕРЕ-ЖИТЬ. Долго, трудно, больно. Это единственно возможный путь к выздоровлению, освобождению, возвращению к жизни. Проблема в том, что в современном мире, в нашей ментальности, человеку свойственно отметать боль, прятаться от нее или требовать средства немедленного избавления. При первых же симптомах боли, простуды, беспокойства мы хватаемся за обезболивающее всех сортов и оттенков - от таблеток до алкоголя, и в итоге в ситуации страдания  не имеем ничего своего - ни иммунитета, ни терпения.

И в ситуации утраты человек стремится избавить себя от боли, делая вид что ее нет. А окружающие, дабы избавить себя от боли сопереживания, ему охотно подыгрывают. Под разными благовидными предлогами - я не хочу ему лишний раз напоминать! (как будто он мог забыть), - я не хочу бередить его рану! (чтобы она загноилась без перевязки), - я же все равно ничем не могу помочь! (потому что помочь нечем - нет в тебе способности выносить свою боль, где уж тут разделять чужую).

И здесь перед психотерапевтам ставится сложнейшая задача - побуждать человека переживать свое горе, глядя в лицо реальности и расставаясь постепенно, по частям, с утраченным объектом, отрывая его от сердца, смиряясь с непоправимостью разлуки с ним. А ведь сойти в могилу вслед за любимым может казаться ЛЕГЧЕ. Это действительно отчасти так - не нужно сопротивляться, не нужно бороться, не нужно терпеть невыносимую боль. Можно просто махнуть рукой и угаснуть. И здесь - ищите, ищите, ищите страдающему ресурсы, ищите как воду в пустыне, перебирая пальцами каждую горстку песка! На вашей стороне - биология (инстинкт самосохранения, продолжения рода, охраны потомства, просто чувство голода), против вас зачастую культура - умереть в один день, не перенести разлуки, сгореть от любви - все это пропагандируется в произведениях искусства как красота, романтика, признаки истинной любви. И это усугубляет, усложняет задачу прощающегося - ведь расставаться с умершим означает для него не только невыносимую боль, но и предательство. Как я могу жить? Как могу радоваться? Ведь его/ее больше нет! И я не имею право ни на что, кроме скорби. Такая установка может сделать болезнь горевания хронической, человек постепенно перестанет быть собой, превратится в памятник погибшему. Что делать? Выманивать из скорби в жизнь, как испуганного зверушку из норки! Светом, теплом, вкусным запахом. Всем, что заставит тело почувствовать себя живым и рвущимся к выживанию. А тело уж потянет за собой душу...

Психоанализ утраты

Еще одним и, пожалуй, главным осложнением в горевании можно считать амбивалентность чувств к утраченному объекту. Очень часто люди, не вышедшие в своем развитии на депрессивную позицию (Мелани Кляйн), расщепляют близких на два объекта - идеализированный (любимый) и обесцененный (ненавидимый). И, когда речь идет о родных, близких людях (родителях, детях, супругах, братьях и сестрах), один из объектов - любимый или ненавидимый - обычно вытесняется, человек как бы прячет его сам от себя. Ведь это очень трудно - признаться себе, что ты ненавидишь свою мать. Или наоборот - продолжаешь любить того, кто тебя предал и бросил, став ненавидимым объектом.

А теперь представьте себе, что происходит, когда расщепленный объект умирает. Явную, присутствующую в сознании его часть мы с вами успешно хороним, проделав все необходимую работу горя и достигнув в ней успеха. А отрицаемый объект остается внутри, потому что О НЕМ НИКТО НЕ ЗНАЕТ. И по жизни будет двигаться человек с МЕРТВЫМ ОБЪЕКТОМ ВНУТРИ. Психика в этой ситуации подвергается тем же процессам, которым подвергается тело, какая-то часть которого (участок, орган, часть органа) - умирает. Последствия для души так же разнообразны, как и для тела (от инфаркта до гангрены) - но в своем разнообразии несомненно губительны. Самым распространенным вариантом развития событий являются онкологические заболевания. По локализации первичной опухоли можно понять, кем являлся этот мертвый объект для больного. И в итоге  грудь или матка женщины расплачиваются за расщепление в детско-родительских отношениях. А предстательная железа мужчины - за расщепление в супружестве.

Таким образом, чрезвычайно важным здесь представляется срочное воссоединение умершего расщепленного объекта в психике человека, переживающего утрату. Возвращение облику утраченного многогранности, объемности. Задача, у решения которой серьезнейшие противники - чувство вины, которое грозит обрушиться на скорбящего, когда ему и так нелегко, и социум с его знаменитым - "о мертвых либо хорошо, либо ничего". Справиться здесь можно только при наличии хорошего рабочего альянса с клиентом, настоящей эмпатии, огромного терпения и таланта в общении. И способности вынести огромную ответственность - когда у вас в руках оказывается будущее и здоровье человека.

Гунар Татьяна Юрьевна,
психоаналитически ориентированный психотерапевт, психолог.

Комментарии  

#1 Тина 15.03.2015 11:37
То есть, когда умирает человек, в памяти остается только положительное, поэтому человеку тяжело это перенести.О том, что нужно вспоминать человека и с положительной и с отрицательной стороны?
Цитировать

Добавить комментарий