Приют для бездомных животных


«Психологам и их клиентам посвящается…»

Кто он, хороший психолог? Каков он? Что его делает хорошим? Чем он должен обладать, что бы быть хорошим? Я уверен, что знания о хорошем психологе скрыты внутри каждого из нас, а потому статья эта не научит вас быть хорошим психологом. Она вообще ничему не учит. Читая статьи или слушая лекции невозможно научиться профессии практического психолога, да и любой другой, наверное, тоже. Самым первым клиентом для любого, кто идет в эту профессию становится он сам. Порой, для того, чтобы этот факт принять люди тратят годы…


Смотреть нельзя увидеть.

Клиент обращается к психологу, надеясь получить что-то, что поможет найти выход из безвыходной на его взгляд ситуации.

Но он совершает бессмысленные поступки, которые приводят к ощущению тщетного хождения по кругу, безвыходности не потому, что он глупый, а потому, что он не видит каких-то важных моментов сложившейся ситуации (и внутри себя, и вовне). Его взгляд видит лишь часть картины.

И проблема здесь как раз в этом «его взгляде» на себя и на ситуацию. «Его взгляд» - это его защита от мира (и внутреннего, и внешнего). Она дает ему определенность, предсказуемость, помогает выживать и не дает свихнуться и погрузиться в хаос. И эта же защита делает его ограниченно зрячим («тут вижу, а тут не вижу»).

Лишь только возникает опасность, что человек увидит то, что видеть нельзя, то, что может разрушить его видение, сразу вступает в действие защита и отвлекает его взгляд, переключает на что-то разрешенное и безопасное.

Поэтому, человек оказывается в положении слепого в бойлерной: он бродит и натыкается то на один котел, то на другой, обжигается, страдает от ожогов и взывает о помощи и сочувствии. Котлы в бойлерной – это то, что он в себе не видит, не видит он их и во внешней реальности, оттого и воспроизводит одни те же повторяющиеся ситуации, но с разными участниками.

Но он сам и есть сценарист и режиссер всего происходящего с ним, а повторяемость ситуаций и их предсказуемость дает ему ощущение какой то почвы и стабильности.

Обо что он обжигается и что в котлах? Это тоже он, но неприемлемый для себя («Знать его не знаю и видеть его не хочу!», «Пусть этот грешник мучается в аду!»), это какая-то обжигающая правда о себе, и не только о себе. Ведь его взгляд на себя и на других сформировался в детстве, он смотрит на себя и других так, как смотрели на него и друг на друга его родители, причем несчастливые в своей семейной жизни родители (потому невроз всегда и называют семейным).

Поэтому, отвергнутым оказывается он сам. Причем, чем неприемлемей знание о себе-другом, тем мощнее защиты от этих знаний, тем трудней видеть. И тем мощнее может быть шок от внезапного прозрения! (Эдип от ужаса внезапного прозрения выколол себе глаза, которые не видели то, что должны были разглядеть). Человек может в упор не видеть очевидного, словно он под гипнозом. Но ведь так оно и есть, и первыми и самыми влиятельными гипнотизерами в его жизни были родители! А теперь уже он ставит ту пьесу, что разыгрывали его родители, но с другими участниками.

Психолога, от которого ожидается помощь, клиент тоже постарается ввести в измененное состояние сознания и предложит ему сыграть роли из этой пьесы, чтобы убедить и его и себя, что выхода нет и верить никому, кроме его несчастливых родителей нельзя.


Хороший психолог – это другой.

Как же вести себя психологу, чтобы помочь клиенту?

1. Главное, что следует помнить психологу: клиент знает о себе-другом, но он ему не доверяет, боится и избегает встречи с ним.

Если бы он не знал об этом, он к нам бы и не пришел. А пришел, так как надеется на то, что он себя сможет с нашей помощью найти (увидеть) и освободить.

Освободить – это значит дать себе-другому слово, дать возможность говорить.

То есть, пришел он для того, чтобы увидеть в себе другого и наладить с ним диалог.

Иногда клиент говорит об этом прямо: «я не могу себя найти», «у меня нет контакта с самим собой», «я себя не вижу», «я себя ненавижу», «я не вижу смысла в своей жизни», «я себя боюсь», «у меня нет своей жизни» и т.п. Но, чаще себя-другого люди проецируют на окружающих («в чужом глазе соринку видит, в своем бревна не замечает»). И запрос человека о помощи тогда звучит иначе - это жалобы на неприемлемое (на его взгляд) поведение другого человека с которым он, в тоже время не может расстаться (ребенка, мужа, жены, начальника, и т.д.).

2. Психолог должен создать условия и пространство для того, чтобы встреча человека с самим собой могла состояться и помочь построить его общение со своим альтер эго.

Необходимо не только предоставить клиенту время, место и определить стоимость своих услуг, но и найти нужное пространство в отношениях с ним. Это воображаемая сцена, на которой клиент, используя психолога, разыграет свою драму. Но самый главный актер, он же постановщик и режиссер этой пьесы, прячется в тени...

Нужно предоставить сцену клиенту безмолвному.

А это будет возможным, если психолог не втянется в исполнение ни одной из тех ролей, которые будет предлагать ему клиент из своего репертуара: врача, друга, благодетеля и кормильца, учителя, эксперта, мазохиста, садиста и насильника, скрягу, властолюбца, любовника, волшебника, адвоката и т.д. У психолога нет роли, он всегда должен оставаться никаким, то есть другим. Потому так важна нейтральность в отношениях с клиентом. Клиент сможет поверить вам лишь тогда, когда поймет, что вам от него ничего не нужно!

Конечно, это неравноправные отношения, поскольку психолог себя и свою личность не открывает и не проявляет, а весь интерес к себе со стороны клиента он использует для понимания клиентом самого себя. Психолог, слушая клиента, слушает себя внутри и задается вопросами: "Что я чувствую к нему? Кто сейчас я для него?" Сложность в том, чтобы психолог не застрял ни в одной из ролей, предложенных ему клиентом и не отождествлял себя с ними.

Это возможно, если психолог сам не боится себя-другого и доверяет себе, своим ощущениям и желаниям, возникающим по отношению к клиенту – это его главный инструмент в понимании того, что не приемлет в себе клиент. Тогда он зорче видит проявления другого в клиенте и дает им слово. ( у другого клиента нет слов, а проявляется он в невербалике и в тех ощущениях, которые клиент вызывает у психолога). Тогда возникает пространство, в котором клиент может обнаружить себя и начать с ним диалог. А это как раз то, чего он так боится и в чем так нуждается.

Сверчков М.Б. - психоаналитический психотерапевт, автор и ведущий «Мастерской навыков психологического консультирования» при Высшей школе психологии.
www.psycall.org

Добавить комментарий